Тюрьмы и пыточные Луганска: Обладминистрация

05.04.2016

Location icon площадь Героев ВОВ, 3, Луганск, Луганская область, Украина


Луганская облгосадминистрация была захвачена 29 апреля 2014 года. Несколько тысяч пророссийских активистов, скандируя «Россия! Россия! », штурмовали здание на площади Героев ВОВ. Правоохранители не оказывали сопротивления. Над Луганской ОГА вывесили флаг РФ.

В ОГА сепаратисты устроили себе военную комендатуру. Нижний, полуподвальный этаж превратился в тюрьму, где одновременно содержались десятки, а то и сотни людей. Некоторые оставались в этой тюрьме месяцами. Хотя ОГА не получило такой дурной славы, как Луганское СБУ, все же практически всех задержанных избивали, а некоторых, преимущественно «политических», серьезно калечили.

Заключенные

Судя по описаниям свидетелей, в обладминистрации было несколько помещений, в каждом из которых могли одновременно находиться десятки задержанных. Мужчин держали отдельно от женщин. Также гражданские не видели военнопленных.

... Военнопленных, как я понимаю, приводили и уводили. Их там долго не держали. Когда военных приводили, закрывалы все камеры, их проводили по коридору, чтоб никто не видел ...

Впрочем, известно об отдельных случаях содержания военных в ОГА. Так, в июне корреспондент издания Vgorode сообщил о двух танкистах Нацгвардии, захваченных во время боев у поселка Металлист (там же, в тот же день была захвачена и Надежда Савченко). Их привезли в Луганскую ОГА. Впрочем, журналистам не позволили их увидеть. Также известно о пребывании в ОГА бойца батальона «Айдар» Юрия Крижберского.

По словам одного из пострадавших, была постоянная ротация заключенных, новых привозили, кого забирали - отпускали или перевозили в другое место. Преимущественно это было местное население, задержанное за распитие спиртного, нарушение комендантского часа, по жалобе родственников или соседей, те, кто оказались «не в том месте», и те, чье лицо просто не понравилось вооруженным людям.

У меня сложилось впечатление, что у них надо решать задачи, - у тех, кто службу несет. Выполнить задание наловить, а кого наловили - уже неважно. Посадили, посидел неделю, поработал, попрессовали, поунижали, и все.

Было также немало тех, кто попал на подвал Луганской ОГА по обвинению в проукраинских симпатиях и помощи украинской армии. Среди таких, в частности, была местная 74-летняя полуглухая женщина, которую называли «корректировщиком Правого сектора» (о ней подробнее в разделе Воспоминания).

Бывшие узники рассказывают, что были случаи, когда в ОГА приезжали представители ОБСЕ, и тогда заключенных, которые могли находиться сверху на работах, прятали в подвалах, чтобы наблюдатели их не видели («Ну что, ОБСЕшники мило ворковали с этими...»).

Освобождали потому, что истек срок заключения (у кого он был определен - многие задерживались на неопределенный срок), в результате уплаты выкупа, в рамках обмена пленными. Есть и отдельные свидетельства о тех, чья жизнь закончилась в стенах Луганской ОГА.

Помещения подвала ОГА

Многих держали в складском помещении. Поскольку там раньше хранилась оргтехника, эта комната была довольно просторная, с приемлемой влажностью и температурой. Окон не было, но можно было включать и выключать свет. Вентилировалось помещение через открытую дверь.

Я думаю что 20 кв.м. там было, при чем там была еще вторая комнатка, в которую мы даже не забирались, оттуда мы взяли пенопласт, который положили себе под голову, когда спали. Помещение, в котором мы оказались, было складом компьютерной техники: мониторы на полках стояли, какая-то установка типа переплетного, большой станок, пара столов, на полу лежал картон, бывшие упаковки от компьютеров, вот собственно на этом мы спали.

Другое место, где жили люди - бойлерная. По описаниям, это было большое помещение, метров 15 в длину и до 5 метров шириной. В центре стоял бойлер. Также были шкафы, столы, но не было кроватей. Поэтому люди спали на картоне, на стульях, на столах, под столами, в шкафах. Одновременно там удерживали от 30 до 55 человек.

Один заключенный свидетельствует, что в течение недели в этом помещении не было электричества. Полсотни людей, которые в то время там содержались, оставались вообще без света, поскольку окон в бойлерной, конечно, тоже не было.

Женщин держали в архиве. Там валялся хлам, паспортные бланки, канцелярские книги. Для сна люди устроили пластиковые столешницы, на них положили матрасы. Также спали на полках стеллажей. Позже с принудительных работ некоторые приносили постельное белье, правда, в нем заводились блохи.

Еще одно подвальное помещение выглядело как бывшая кухня или комната для мытья посуды, поскольку там был стол-мойка. В этой комнате было окно с решеткой, которое выходило во двор ОГА. При этом искусственного освещения не было. Содержались до 12-13 человек. Один из заключенных рассказывает, что сам спал на подоконнике, другие - на полу или на столе. Под голову клали бутылки с водой. Он также вспоминает, что вместе с мужчинами содержалась одна женщина.

Некоторых заключенных бросали в холодильник. Хотя он не фунционував, было очень холодно. Лежать приходилось на кафельном полу. Этот холодильник был герметичным, и воздуха хватало на несколько часов. Освещение отсутствовало. Тех, кто находился в этом помещении, - в том числе в течение нескольких суток - не поили, не кормили и даже не выводили в туалет, поэтому заключенные ходили под себя.

Один из заключенных также упоминает о «комнате журналиста», расположенной в угловой части подвала ОГА, с юго-восточной стороны. Это было помещение, где его били и «допрашивали». Другой свидетель - женщина - рассказывает, что ее заводили в кабинет с надписью «Спецназ России», где она могла позвонить родным (по собственной воле одного из охранников - вообще звонки не разрешались).

Жизнь в подвале

Заключенные рассказывают, что питьевую воду набирали в бутылки в туалете, когда охранники их туда выводили. Всего для отправления малых нужд в течение дня в камерах стояли пластиковые бутылки. Одни опрашиваемые говорили, что их выводили утром, другие говорят - что вечером, после еды. Одна из заключенных женщин рассказывает, что сначала их выводили в туалет под конвоем, а потом можно было просто выйти из камеры, крикнуть часовым, что в туалет, и самостоятельно сходить.

Кормили один раз в день - в 22:00. Заключенных выводили в столовую. Тем, кто не мог ходить, другие узники приносили порции в камеры. О качестве еды заключенные отзываются по-разному - очевидно, потому, что питание менялось со временем, впрочем отмечают, что в любом случае для больных и работавших питание было неудовлетворительное.

В 22:00 ежедневно давали тарелку сухой каши и кусок хлеба. Ни жира, ни масла, ни горячей воды не было. Перед тем, как кормили, нас били или в камере, или в коридоре, «чтобы аппетит был лучше».

Вместо прогулок выводили на принудительные работы. Есть упоминания о том, что в 2:00 ночи устраивалась перекличка - мужчин для этого выводили из камер в коридор. Женщины не будили, потому как надзирательница сверяла список вечером.

Принудительные работы

Руководители «ополченческих» подразделений набирали в ОГА людей для принудительных работ. Пленников вывозили на так называемую «национализацию», например, разбирать и грузить товары из захваченных супермаркетов и складов. Многих привлекали к разгрузке боеприпасов и оружия, которые привозили на грузовиках («ездили разгружать снаряды в Краснодон, Молодогвардейск, Суходол») - как некоторые опрашиваемые предполагают - из России.

Использовали для уборки помещений и территории, для хозяйственных работ, таких как работа на кухне или стирка. Вывозили в аэропорт разбирать завалы. Заставляли выносить мебель из гостиницы "Империал" и размещать ее в кабинетах ОГА. Также заключенных заставляли помогать вывозить из городского морга трупы, после того, как там отключилось электричество - потом тела хоронили в общих могилах.

В здании ОГА мы грузили в пакеты документы, как я понимаю, касающиеся Партии регионов, потом выносили их во двор. Во дворе их сжигали. За каждый день я выносил около 100 мешков.

На принудительные работы забирали или «дисциплинарных» (как следует из показаний из других мест несвободы, нередко местных задерживали именно с целью пополнить ряды рабочей силы), или тех, кто отсидел больше определенного срока, например месяц и более. С этим были связаны страхи заключенных - ведь судьба «невыводных» (кого не выводили на работы) считалась неопределенной:

Еще одна такая фишка появилась влияния психологического. На работу, чтобы было понятно, не всех выводили, выйти на работу - это определенная преференция. Ты уже в определенной категории. Если ты «невыводной», это означает, что ты вообще как бы... совсем твои дела плохи.

Поскольку задержанных просто так на улицу не выводили, то принудительные работы давали заключенным возможность побыть на свежем воздухе. Возможность размяться воспринимали с радостью, даже если это были работы в помещениях:

Там где стирали - там было окно открыто настежь и было видно улицу. Ну, не улицу, а двор этой администрации, все равно, ты видишь деревья те и кусочек неба.

Кроме этого, в работах могли лишний раз покормить. Бывало и такое, что вечером ужин выдавали только тем, кто днем ​​работал (конечно, в таких случаях заключенные делили порции на всех).

Пытки и допросы

Согласно показаниям, задержанных мужчин, которые попадали в ОГА, били почти всех. Также били некоторых женщин. Особенно жестоко обращались с «политическими», мародерами и обвиненными в изнасиловании. Последствиями были переломанные кости, повреждения мозга, отбитые внутренние органы, не говоря уже о гематомах и порезах. Одного мужчину били по голове так сильно, что он лишился речи, и начал связно разговаривать только через неделю.

Были люди, поштрыканные ножами, с простреленными ногами были... Сколько там ходило, что сначала понять не могла – что они одинаково шкутыльгают. Колени простреленные. Перебитые. Там поначалу обрабатывали всех при поступлении.

Наверное, нет нужды уточнять, что допросы не фиксировались должным образом, задержанные не разъяснялись права и адвокатов также не было. На допросах часто задавали глупые вопросы.

Убийства и казни

По крайней мере один опрошенный правозащитниками узник Луганской ОГА заявил, что был непосредственным свидетелем смертей вследствие пыток.

Когда я был в Луганске, при мне двоих убили, одного – из «Правого сектора», автоматом ему голову проломили.

Были также косвенные свидетельства, на уровне слухов, в частности о якобы расстрелянном охраннике, который насиловал свою малолетнюю сестру.

Последние новости

ЕСПЧ

ЕСПЧ отказал семи жителям оккупированного Луганска в деле против Украины о выплате пенсий

19 ноября Европейский суд по правам человека принял решение, которым признал неприемлемым заявление группы пенсионеров из Луганска,...

World Kindness Day

Есть ли место для доброты к пленному врагу?: три истории узников ОРДЛО

13 ноября во многих странах мира отмечается ежегодный Всемирный день доброты. Праздник призван обратить внимание на позитивную силу...

Изоляция

Прокуратура заочно объявила подозрение руководителю «концлагеря» в «Изоляции»: идет ли речь о «Палыче», не уточняется

29 октября Прокуратура Донецкой области объявила заочное подозрение руководителю подпольной тюрьмы «Изоляция». Об этом сообщил отде...

Контакты

Секретариат Коалиции «Справедливость ради мира на Донбассе»
01001, г. Киев, ул. Рижская, 73-Г